Category: литература

Роман Медный

Дом мечты

74.81 КБ
Я мечтаю о доме где-то далеко за городом, без интернета, с маленькой кроватью и кучей книг. И с каждым годом это понимание все яснее. Уходят шаблон о том, что дом должен быть большим, о том, что он должен быть в престижном месте. Просто домик на берегу. На берегу, чтобы, пространство свободы было ощутимо.

А у вас есть дом мечты?
Роман Медный

Марковна. Перезагрузка


Только я было начал уважать Гурченко, прочитав ее мемуары, как выходит вот это. Это вообще откуда и куда? Зачем это с собой делать? Я видел ее меньше года назад и выглядела она ужасно - все лицо в каких-то шишках, а тут будто бы скотчем по периметру обклеили и стянули на затылке.
Видно же, что еле шевелится, что голос уже старческий. Зачем устраивать такое?

Кому-нибудь понравилось? Я без наезда, мне правда интересно, есть ли кто-нибудь, кто воспринял это всерьез, а не как концентрат треша?
Роман Медный

Спасти из горящего дома

Всегда, когда еду к родителям, везу им немного "интеллектуального мусора". Это могут быть книги, дифски, фильмы. То, что я считаю, характеризует мир, в котором я живу, но при этом может быть актуально для них. Так, маленькими песчинками я укрепляю связь между нашими поколениями. Если учесть, что за ними такой связи, к сожалению, не числится, то труд титанический.

Вот завтра я привезу маме "Предстояние" и нового "Шерлока Холмса".

А у вас есть такая практика - культурного обмена с родителями? Какой "интеллектуальный мусор" привезли бы вы им вы?
Роман Медный

Метросексуал и другие подвиды ереси

Дочитал «Мужские бренды» Марка Тангейта. Воды, конечно, канистра, но я уже привык, что в книгах, написанных журналистами, много воды, а самые ценные мысли высказываются в первой трети книги.

Так вот, в этой первой трети я нашел подтверждение своей мысли, высказанной в интервью КВИРУ, о том, что проблема метросексуалов, мягко говоря, преувеличена. Просто маркетологи заинтересованы в существовании такого типа, потому что он много потребляет, а журналисты падки на все новое и как лесной пожар – раздули феномен метросексуала до небывалых размеров. Хотя явление это, как и анорексия, никогда глобальным не было, и количество метросексуалов, как и количество геев, во все времена остается неизменным.

Оснований говорить, что мужчины принципиально изменились – нет. Отдельные всплески бывают, неожиданно все покупают специальную бритву для тела (мы вчера эту тему знатно помусолили!), но потом продажи резко падают и через 3-4 года продукт снимают с производства.

А в книжке Тангейта забавно рассказывается о том, как маркетологи, прохавав, что метросексуал не пошел, придумали ретроресксуала. Того же метросексуала, только ориентированного на классику и еще больший люкс. Но всех в люкс не вытащишь и ретросексуал стал восприниматься исключительно как подвид метросексуала. Пытались еще лепить неосексуалов, но это совсем уж ересь, и позже от идеи декламации лайфстайла отказались.

И тут Тангейт задается бестолковейшим вопросом. «Неужели люди так глупы, что не поняли разницу между метро и ретро?!»

Таким вопросом может задаться только маркетолог, который 10 лет не выходил из кабинета и воспринимал мир только через призму статистических выборок.

Встречный вопрос – а людям оно надо? Вам надо? Мне не надо.

Неужели люди настолько глупы, чтобы всерьез воспринимать всю эту ересь?!
Роман Медный

Ой! Нашел себя в стихах незнакомого мужчины :)

Грязный снег кусает
Зимними волками
Я весь ограничен
Рамкой и усами

Ты меня не любишь
И ушла к другому
Выглядит как пидор
И зовется Ромой

Все очень серьезно
Выпил литр водки
В дверь уже скребутся
Дышат снегом волки

Я тебя не помню
Ты меня не стоишь
Я курю и жду что
Гада Рому бросишь

Я красив как сволочь
И найду другую
Дверь моя замерзла
Волки в щель мне дуют

Ты не виновата
Я теперь весь снежный
Белый и холодный
И морозно нежный

Автора, я так понимаю, зовут Коля. Фамилии не знаю.
Роман Медный

Чертовски приятно!

Когда пишут из Берлина и спрашивают, можно ли в вечер, посвященный дню толерантности к ВИЧ-инфицированным в вечере использовать отрывки из моей книги. Чертовки приятно, когда что-то сделанное тобой вот так само живет и кому-то оказывается нужным.

В последний раз мне была так приятно, когда мне бросили ссылку на страничку с анкетой какой-то девушке и у нее в разделе о себе была заключительная цитата из моей книжки, о том, что мы слишком редко смотрим в небо и только в небе можно встретиться взглядом с любимым человеком.

Засыпать я сегодня буду с улыбкой на губах. Если мне когда-то доведется умереть, то я хотел бы умереть в такой вечер.

Спасибо за внимание.
Роман Медный

М.В. Матюшин "Справочник по цвету"

Купил книжку из-за красивой палитры и интересной истории. Ее издали в 1934 году тиражом 400 экземпляров. Такой маленький тираж связан с тем, что техника печати тогда, сами знаете, была не очень, а цвет красивый нужно было получить и ученики Матюшина расписывали справочник вручную.

В 1974 году была инициатива по его переизданию, но так и не реализовалась. Как-то не у дел оказался близкий к футуризму Матюшин. А его рассуждения о влиянии цвета на форму и на звук (!) казались совсем далеки от народа.

Переиздали книгу только в 2007 году крошечным тиражом 2000 экземпляров. Но она просто гениальна! Какой там нахрен цветовой круг Освальда - во вступительной статье Матюшин описывает опыты по восприятию цвета глазом и они поражают. Глаз сам создает наиболее комплиментарный цвет тому, за которым он наблюдает и сам же формирует вокруг него среду. Так из одного цвета рождается 2 новых. Нарушая сухие законы физики, заключенные в круге Освальда, но такие утонченные и приятные человеческому глазу, что диву даешься.

Каждый второй образец - корпоративные цвета какой-нибудь современной люксовой марки.

Как долго я рожал свою трехчастную природу цвета в одежде и как рад был найти такого единомышленника среди художников.
Роман Медный

Когда-нибудь я стану самым жестоким правителем вселенной и обо мне наверняка захотят написать книгу

Пусть только попробуют не захотеть!

Но фигня в том, что я пока за свою жизнь встретил только одного человека, который, как мне кажется, мог бы с этим справится. Мы не общаемся с Цукаревой уже почти полгода. Наверное, история аськи до сих пор хранит наш последний разговор, но мне почему-то не хочется его перечитывать. Суть его такова – она усомнилась в моих профессиональных возможностях. А я ненавижу людей, которые во мне сомневаются. Даже если они и правы. Я уже столько всего делал вопреки, что понимаю, как важна поддержка и как губительно может быть сомнение.

Но цукареву я всё равно люблю. Что-то она во мне разглядела, что позволило ей не слушать глупости, которые говорят другие. И за это мое ей безмерное доверие.
28.55 КБ
Но я слишком слаб, чтобы попросить прощения…
Рейтинг блогов
Роман Медный

100 романов, которые потрясли мир и оказали влияние на литературу

Когда журналисту не о чем писать, он начинает составлять рейтинги.

Вот здесь нашел этот список http://exlibris.ng.ru/printed/205359 . Прочитал два раза с комментариями аффтара. Принципов, которыми руководствовались составители, не понял. Прокомментирую лишь некоторые позиции.

2. Мигель де Сервантес Сааведра. Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский (1605–1615).
Безусловно великий роман. Хорошая иллюстрация тезиса "сам не знаю, что творю". Для меня до их пор остается загдкой, как пародия стала одним из величайших романов западного мира: то ли автор был гением, то ли ХХ резонировал. Скорее всего, и то, и другое.

4. Джонатан Свифт. Путешествия Лемюэла Гулливера, сначала хирурга, а потом капитана нескольких кораблей (1726).
Роман их того времени, когда читали медленно и не ценили новых книг. Нужно читать полный текст без адаптации. По 15-20 страниц в день. Не стесняясь возвращаться и перечитывать. И не страшно, если это займет у вас несколько лет.

6. Иоганн Вольфганг Гёте. Страдания молодого Вертера (1774).
А вот тут аффтары рейтинга явно протупили. Наверное, Шпенглер в "Закате Европы" неслучайно назвал Западную культуру Фаустовской. Если говорить о влиянии на мир и литературу, то это всё же "Фауст", а не "Страдания молодого Вертера", и плевать, что молодые люди кончали жизнь самоубийством после этой книги. Это мелочи по сравнению с тем, какое влияние оказал "Фауст".

7. Лоренс Стерн. Жизнь и убеждения Тристрама Шенди (1759—1767).
Составитель рейтинга пишет: "Обаятельная игра в ничто и в никогда. Тонкий постмодернизм…" - теперь я понимаю, почему на кафедре русской литературы "посмодернизм" считают ругательством. Потому что лепят это определение куда попало и настолько привыкли лепить, что уже даже не смотрят на годы написания и культурную среду, в которой создавалось произведение.

9. Маркиз де Сад. 120 дней Содома (1785).
На общество де Сад имел приблизительно такое же воздействие, как и Ксения Собчак. Вроде и да, но толку от того влияния…

14. Виктор Гюго. Собор Парижской Богоматери (1831).
Тоже сомнительное влияние. Ну стоит у меня 6 томов Гюго. Думаю, у составителей рейтинга это собрание тоже имеется, но, блин, о каком влияние может идти речь! А уж тем более
21. Александр Дюма. Три мушкетера (1844).
И вот еще
27. Майн Рид. Всадник без головы (1865).
Настолько влиятельная книга, что ее полгода в светских салонах обсуждали! Три вышеупомянутых романа своей публикацией больше повлияли на экологию, чем на общество.

Достоевский в этот рейтинг вошел аж 3 раза. Мало. Надо было все 5 романов. Я так считаю. А Толстой дважды - с "Анной Карениной" и "Войной и миром". Что еще раз подтвердило тезис о том, что главный русский писатель - Толстоевский :) Но это всё, как и Гоголь, как и Лермонтов, как и Булгаков - при составлении таких рейтингов вещь незаменимая!
Вот только почему Сорокин 3 раза… Наверное кто-то в редакции лично знаком с автором. Маркес у нас, значит, один раз, Солженицы - тоже один. А Сорокин, бесспорно, крупнее! Уэльбека вообще в рейтинге нет, Бунина - нет, Тенесси Уильямса нет, но Сорокин 3 раза. Прямо вспомнил, как писал для Гаудеамуса:
- А в вашем издании можно употреблять слово Жопа?
- Нет!
- А как можно писать о современной литературе, не употребляя слова Жопа?!

52. Александр Грин. Бегущая по волнам (1928).
Вы можете сказать, что эта книга повлияла на мир? А как она повлияла на литературу? Приблизительно так же. кто вообще его вспомнил и поставил рядом с Фицджеральдом.

54. Андрей Платонов. Чевенгур (1927–1929).
А вот этого вспомнили справедливо. Я рад тому, что Платонов возвращается и уже доходит даже до таких низкопробных рейтингов. Это была та самая оптимистическая финальная нота :)