Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Роман Медный

ЕСЛИ БЫ ГРЕЙС КЕЛЛИ ЖИЛА В НАШИ ДНИ!

mogambo-4

«Одним ничего, а другим – все!», — завистливо твердили тут и там о Грейс Келли. Конечно, самая кассовая актриса своего времени, завидная красавица, принцесса Монако и жена князя Ренье III, она обязана была производить именно такое впечатление. Никто и никогда не узнает правды о том, какого на самом деле труда стоило этой невероятной женщине нести все вышеперечисленные титулы, но одно можно сказать бесспорно – делала она это успешно и со свойственной только ей одной манерой, уникальным стилем.

О нем, кстати, и поговорим сегодня. Как бы одевалась Грейс в наши дни, сохранив при этом свою «изюминку»?
Читать же!

Роман Медный

Иконы стиля: Лена Ленина

Теперь пятничная рубрика Иконы стиля будет выходить по средам. Мне кажется, что название «средовая рубрика» больше соответствует концепции – рассказывать о клинических проявлениях поСРЕДстевенности в СРЕДЕ отечественного шоу-бизнеса.

Хочу сказать большое спасибо тем, кто присылает фото кандидатов в рубрику, но хотел бы уточнить – на данном этапе в рубрику Икона стиля может попасть только представить отечественного бомонда, который позиционирует себя как икону стиля, но при этом является воплощением зла.

Один из таких представителей – Лена Ленина. Если я когда-нибудь соберусь написать книгу о своем времени, то называться она будет «Мошенники», потому что, объективно, подавляющее большинство тех, кто именует себя российской элитой – мошенники. И Ленина – тому яркий пример.
Читать дальше...

Роман Медный

Вортография Саймона Гардинера

Продолжаем тему модных симметричных городских пейзажей. Вортография – техника съемки с использованием системы зеркал, преображающих реальность. Впервые эту технику применил аж в 1917 году Alvin Langdon Coburn. Современные фотографы тоже любят отзеркалить реальность. Один из мастеров этого дела Simon Gardiner.


Роман Медный

М.В. Матюшин "Справочник по цвету"

Купил книжку из-за красивой палитры и интересной истории. Ее издали в 1934 году тиражом 400 экземпляров. Такой маленький тираж связан с тем, что техника печати тогда, сами знаете, была не очень, а цвет красивый нужно было получить и ученики Матюшина расписывали справочник вручную.

В 1974 году была инициатива по его переизданию, но так и не реализовалась. Как-то не у дел оказался близкий к футуризму Матюшин. А его рассуждения о влиянии цвета на форму и на звук (!) казались совсем далеки от народа.

Переиздали книгу только в 2007 году крошечным тиражом 2000 экземпляров. Но она просто гениальна! Какой там нахрен цветовой круг Освальда - во вступительной статье Матюшин описывает опыты по восприятию цвета глазом и они поражают. Глаз сам создает наиболее комплиментарный цвет тому, за которым он наблюдает и сам же формирует вокруг него среду. Так из одного цвета рождается 2 новых. Нарушая сухие законы физики, заключенные в круге Освальда, но такие утонченные и приятные человеческому глазу, что диву даешься.

Каждый второй образец - корпоративные цвета какой-нибудь современной люксовой марки.

Как долго я рожал свою трехчастную природу цвета в одежде и как рад был найти такого единомышленника среди художников.
Роман Медный

Селебритизм

Давно-давно (по меркам мира фэшн) читал в Воге анекдот с московской недели моды:
- Здравствуйте, мы из журнала Вог, посадите нас куда-нибудь.
- Ну не знаю... вот в восьмом ряду вроде одно место есть.

Ясный-красный об отечественных дизайнерах пишут только говно! Что остается писать злому журналисту - только правду. А в первых рядах сидят Басков и Рудковская. Этим до судьбы дизайнера что? Они пожрали и ушли. И весьма наивно молодые кутурье считают, что наличие селебрити обеспечивает коммерческий успех. Просто нет в России селебрити и все тут.

С кино, как вижу, та же херь. Среди гостей кинематоргафической (это значит с кино связанной) церемонии "Снято!": Николай Басков, Оксана Федорова, Евгений Плющенко, Яна Рудковская, Сергей Зверев, Согдиана, Юлия Михальчик, Евгений Анегин, Прохор Шаляпин, Антон Макарский, Виктория Морозова, Ирина Ортман, Елена Ленина, Анна Седокова, Меседа Багаудинова и др.
А теперь, внимание, вопрос! Хоть кто-то из перечисленных имеет отношение к кино?!
Роман Медный

Когда-нибудь я стану самым жестоким правителем вселенной и обо мне наверняка захотят написать книгу

Пусть только попробуют не захотеть!

Но фигня в том, что я пока за свою жизнь встретил только одного человека, который, как мне кажется, мог бы с этим справится. Мы не общаемся с Цукаревой уже почти полгода. Наверное, история аськи до сих пор хранит наш последний разговор, но мне почему-то не хочется его перечитывать. Суть его такова – она усомнилась в моих профессиональных возможностях. А я ненавижу людей, которые во мне сомневаются. Даже если они и правы. Я уже столько всего делал вопреки, что понимаю, как важна поддержка и как губительно может быть сомнение.

Но цукареву я всё равно люблю. Что-то она во мне разглядела, что позволило ей не слушать глупости, которые говорят другие. И за это мое ей безмерное доверие.
28.55 КБ
Но я слишком слаб, чтобы попросить прощения…
Рейтинг блогов
Роман Медный

100 романов, которые потрясли мир и оказали влияние на литературу

Когда журналисту не о чем писать, он начинает составлять рейтинги.

Вот здесь нашел этот список http://exlibris.ng.ru/printed/205359 . Прочитал два раза с комментариями аффтара. Принципов, которыми руководствовались составители, не понял. Прокомментирую лишь некоторые позиции.

2. Мигель де Сервантес Сааведра. Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский (1605–1615).
Безусловно великий роман. Хорошая иллюстрация тезиса "сам не знаю, что творю". Для меня до их пор остается загдкой, как пародия стала одним из величайших романов западного мира: то ли автор был гением, то ли ХХ резонировал. Скорее всего, и то, и другое.

4. Джонатан Свифт. Путешествия Лемюэла Гулливера, сначала хирурга, а потом капитана нескольких кораблей (1726).
Роман их того времени, когда читали медленно и не ценили новых книг. Нужно читать полный текст без адаптации. По 15-20 страниц в день. Не стесняясь возвращаться и перечитывать. И не страшно, если это займет у вас несколько лет.

6. Иоганн Вольфганг Гёте. Страдания молодого Вертера (1774).
А вот тут аффтары рейтинга явно протупили. Наверное, Шпенглер в "Закате Европы" неслучайно назвал Западную культуру Фаустовской. Если говорить о влиянии на мир и литературу, то это всё же "Фауст", а не "Страдания молодого Вертера", и плевать, что молодые люди кончали жизнь самоубийством после этой книги. Это мелочи по сравнению с тем, какое влияние оказал "Фауст".

7. Лоренс Стерн. Жизнь и убеждения Тристрама Шенди (1759—1767).
Составитель рейтинга пишет: "Обаятельная игра в ничто и в никогда. Тонкий постмодернизм…" - теперь я понимаю, почему на кафедре русской литературы "посмодернизм" считают ругательством. Потому что лепят это определение куда попало и настолько привыкли лепить, что уже даже не смотрят на годы написания и культурную среду, в которой создавалось произведение.

9. Маркиз де Сад. 120 дней Содома (1785).
На общество де Сад имел приблизительно такое же воздействие, как и Ксения Собчак. Вроде и да, но толку от того влияния…

14. Виктор Гюго. Собор Парижской Богоматери (1831).
Тоже сомнительное влияние. Ну стоит у меня 6 томов Гюго. Думаю, у составителей рейтинга это собрание тоже имеется, но, блин, о каком влияние может идти речь! А уж тем более
21. Александр Дюма. Три мушкетера (1844).
И вот еще
27. Майн Рид. Всадник без головы (1865).
Настолько влиятельная книга, что ее полгода в светских салонах обсуждали! Три вышеупомянутых романа своей публикацией больше повлияли на экологию, чем на общество.

Достоевский в этот рейтинг вошел аж 3 раза. Мало. Надо было все 5 романов. Я так считаю. А Толстой дважды - с "Анной Карениной" и "Войной и миром". Что еще раз подтвердило тезис о том, что главный русский писатель - Толстоевский :) Но это всё, как и Гоголь, как и Лермонтов, как и Булгаков - при составлении таких рейтингов вещь незаменимая!
Вот только почему Сорокин 3 раза… Наверное кто-то в редакции лично знаком с автором. Маркес у нас, значит, один раз, Солженицы - тоже один. А Сорокин, бесспорно, крупнее! Уэльбека вообще в рейтинге нет, Бунина - нет, Тенесси Уильямса нет, но Сорокин 3 раза. Прямо вспомнил, как писал для Гаудеамуса:
- А в вашем издании можно употреблять слово Жопа?
- Нет!
- А как можно писать о современной литературе, не употребляя слова Жопа?!

52. Александр Грин. Бегущая по волнам (1928).
Вы можете сказать, что эта книга повлияла на мир? А как она повлияла на литературу? Приблизительно так же. кто вообще его вспомнил и поставил рядом с Фицджеральдом.

54. Андрей Платонов. Чевенгур (1927–1929).
А вот этого вспомнили справедливо. Я рад тому, что Платонов возвращается и уже доходит даже до таких низкопробных рейтингов. Это была та самая оптимистическая финальная нота :)