September 8th, 2010

Роман Медный

Продолжая неделю легкого порно...

Тут мы вполне искренне ржали над продажностью резиновых вагин, а сегодня становимся ближе к природе в позу поудобнее и заряжаемся энергией земли через свой блютуз.

Только не забудьте потом огурец удалить с грядки, а то могут всякие казусы произойти...
Роман Медный

Нет, я все-таки скажу!


Увидел сегодня в районе Курской сей рекламный шедевр. На деньги граждан государство этим гражданам говорит, что нужно правильно питаться. По-моему, это пиздец полный. Неужели там наверху кто-то думает, что граждане жрут доширак и суп из консервы, потому что они такие глупые и им никто не объяснил, что можно кушать лучше и вкуснее? Или президент Медведев думает, что продукты в этой стране уже давно бесплатные?

Чтобы граждане хорошо питались, им нужны деньги на хорошую еду. А вы эти деньги пилите на сомнительной эффективности масштабные программы. Грош цена потугам сделать нацию здоровее через телевизор, если в магазине банально молока не купить.

Вот лично я не особо смотрю на ценники продуктов. Я просто знаю, что вот этот русский творог мне по карману, а вот этот финский – дороговат будет. Хотя творог не очень хороший пример, я его редко покупаю. Вот молоко – я выпиваю в день до двух литров молока. Я всегда начинаю с него завтрак и на ночь тоже пью. Это я так от чая себя отучил.

Так вот, каждый день я покупал в седьмом континенте возле дома молоко вкуснотеево за 38 рублей. Это было самое дешевое молоко с жирностью 3,2%. За счет мягкой упаковки. Мне коробочки не нужны и я покупаю дешевое молоко в мягкой упаковке. Так вот – приблизительно две недели назад вкуснотеево пропало с прилавков. Я думал, что это локальная проблема, зашел в другой магазин, а там самое дешевое молоко 52 рубля. Сегодня в седьмом континенте я купил молоко за 42 рубля, оно дороже вкуснотеева, но при этом – на вкус как маргарин. Знаете что это? Это испорченное сухое молоко. Весь прошлый год его не сушили и вот достали советские запасы.

А свежее самое дешевое 70 рублей. И это только молоко. А если б я жил не в москве и зарабатывал, к примеру, 7000 рублей? Смог бы я тратить хотя бы 2100 в месяц только на молоко?

Да, дорогие Владимир Владимирович и Дмитрий Анатольевич, после этого плаката я обязательно задумаюсь над тем, что попадает в мой желудок, благодаря вам.

П.С. Если кто не в курсе молочной темы – велкам сюда http://roma-mv.livejournal.com/350279.html
Роман Медный

Мне вредно думать

Что-то внутри меня не дает поверить, что люди в массе своей мудаки. Особенно смущает тот факт, что самые активные сторонники этой точки зрения – люди, которых я уже давно записал в мудаки основательно и бесповоротно.

Одного скорее из ревности, а второй действительно по-жестокому чудил. Так, к примеру, когда мы с ним не виделись полгода и вдруг решили чаю попить, он стал мне рассказывать, что футболки Дениса Симачева линяют и облазят как и все остальные футболки. Видимо, он считает, что мне именно это от него интереснее всего услышать. А я его как друга даже любил, хотя мы никогда не были очень близки.

Так вот, что-то заставляет меня думать, что мы по разные стороны баррикад. И я здесь, с мудаками.

Наверное, мудаками были мои родители, которые в 92 году ходили воровать капусту в аграрный комбинат, в котором когда-то работала мать. Потом они эту капусту меняли на другие продукты. Потому что деньгам банально было неоткуда взяться. А ребенка нужно было кормить. Я помню, что слом у меня произошел, когда кто-то принес на продажу куртку. Ее на меня примеряли – она была чуть великовата, но навырост была хороша. Мама спросила, не предвидится ли зарплата, папа ответил, что нет, и куртку унесли. Я тогда кое-что понял в жизни. Понял, что если человек взял на себя ответственность, он должен ее нести. Мой отец был плохим отцом в тот момент, он не справился с ответственностью. И это его удручало.

И я, наверное, весь в них – мудак, понимающий всё буквально и внимательный к каждому человеку до тех пор, пока он в лицо мне не плюнет.

Обидно только, что кто-то по-прежнему считает достойным правителя, который учит свой народ только выживать.