July 27th, 2010

Роман Медный

Мы все заражены американской мечтой

В Италии я все время поражался какому-то всеобъемлющему спокойствию, которое излучают тамошние жители. Сначала поражаешься – ну и артисты у них работают официантами, если им хватает сил вполне убедительно улыбаться каждому посетителю! А потом закрадывается подозрение – а вдруг у них это искренне? К тому же очень сильно смущает возраст официантов.

И так практически во всех сферах – люди работают не на очень престижных должностях за не очень большие деньги, и при этом находят поводы радоваться жизни и вполне искренне флиртуют с посетителями. В чем секрет? Почему они не хотят большего?

А кто вообще сказал, что человек непременно должен хотеть большего, если сейчас ему хорошо? В России если ты не хочешь крутиться еще быстрее, ты просто лох. Если у тебя нет майбаха – ты просто лох. Если ты живешь в съемной квартире – ты просто лох. Это такая русская изнанка американской мечты.

Америка – страна нищебродов, по определению. И каждый нищеброд пытается из своей бедности вырваться. В этой борьбе все средства хороши – можно даже свою жизнь положить на алтарь. Все мы видим множество таких примеров.

Россия в какой-то момент тоже прошла через обнуление, когда все стали в один момент нищебродами, но при этом кто-то смог подняться, а кто-то так и остался в самом низу. И, разумеется, ему там не совсем уютно. Особенно если Абрамович когда-то жил в соседнем подъезде. Думаю, в каждом дворе найдется свой маленький Абрамович, которые ненавязчиво, но все же давит на мозги, заставляя хотеть большего и относиться к нынешнему положению вещей как к чему-то сиюминутному, временному.

Вот в итоге у нас каждая официантка стоит и ждет своего принца, при этом отгавкиваясь от остальных, кто на принца мало похож, директор заведения тоже надеется, что когда-нибудь ему удастся провороваться так, чтобы послать нахрен всех и свалить с этой помойки, хозяин заведения растит бизнес, чтобы при первой возможности его продать и, если получится, урвать долю где-то в сырье. И так на всех уровнях. Даже если люди что-то имеют, они считают себя говном, и поэтому выполняют свою работу спустя рукава.

А я вот искренне люблю свою работу. И, поверьте, это совершенно не мешает развитию.
Роман Медный

Помощь зала

Одна организация предложила мне прочитать цикл лекций о моде и стиле.
Когда я сам сижу и придумываю программы - получается крайне заумная херь, интересная только профессионалам.
Что было бы интересно лично вам?
Тенденции? Лайфстайл? Психология образа? Еще что-то?
Роман Медный

Стимулирую себя худеть. Спасибо Диме lookianov




Мы часто слышим от американцев шутки про то что Россия населена медведями. А кто же ходит по улицам в штатах? Правильно, бегемоты!

Под катом вы найдёте отличную подборочку фотографий посетителей сети гипермарктов "Воллмарт". Комментарии американцев выделены курсивом.

Так же я попросил подругу Катю, которая сейчас живёт и работает в штатах, поподробнее рассказать о том, чтоже там происходит с людьми...
Collapse )
Роман Медный

Рыбный день! Долецкая ушла из Vogue

Я тут писал много про уход Хромченко, а теперь еще одна скала рухнула - Алена Долецкая больше не работает в Vogue. Вроде по-хорошему ушла :)

Президент Condé Nast International Джонатан Ньюхаус (Jonathan Newhouse) обратился к сотрудникам компании со следующим письмом:
«Некоторое время назад Алёна Долецкая сказала мне, что хотела бы покинуть пост главного редактора русского Vogue, который она занимала в течение почти 13 лет, и начать новую жизнь – возможно, написать книгу или попробовать себя на новом поприще. Поскольку Россия – как и весь мир – все еще находилась в сложной экономической ситуации, я попросил Алёну подождать, пока не наступит более благоприятный момент.
Сегодня уже очевидно, что мы выходим из кризиса, поэтому я больше не хочу мешать Алёниным планам. С большой грустью я принимаю ее решение покинуть журнал.
Невозможно переоценить вклад Алёны Долецкой в развитие русского Vogue. В конце 1990-х годов культура глянцевых изданий в России была еще низкой. Ни один из существующих на рынке журналов не обладал необходимым для Vogue пониманием моды, красоты, фотографии и не имел выраженного визуального языка. Почти не существовало журналистов, которые были экспертами в этих сферах. Все нужно было создавать с нуля. Алёне удалось это сделать. Она собрала команду, нашла и воспитала молодых журналистов, установила высочайшие стандарты качества и фанатично работала, чтобы сделать Vogue самым красивым и влиятельным модным журналом не только в России, но и в мире.
Более того, Алёна Долецкая сама является воплощением Vogue: она так же харизматична и элегант- на, как и издаваемый ею журнал. Алёна является настоящей иконой стиля, воплощением гламура – и в своей стране, и в международных модных кругах.
Имидж Алёны великолепен, но не менее великолепен журнал, созданный ею. Именно в журнале проявились ее талант и преданность работе. Если говорить коротко, то Vogue – просто лучший глянце-вый журнал в России. Двенадцать лет назад первую обложку сентябрьского номера Vogue украшала фотография Марио Тестино (Mario Testino). На нынешней сентябрьской обложке – фотография Мерта Аласа (Mert Alas) и Маркуса Пиггота (Marcus Piggott). Это фотографы, которые воплощают лучшее, что есть сегодня в моде и в журнальной фотографии. И это отличный пример того, какие высокие стандарты установила в русском Vogue Алёна.
В самое ближайшее время мы объявим имя нового редактора русского Vogue. Роль Алёны в фор-мировании журнала настолько уникальна, что в определенном смысле заменить её невозможно. Я благодарю Алёну за все, что она сделала для журнала, и желаю ей успешного осуществления ее планов на будущее».

Новым редактором назначена некая Виктория Давыдова.