June 25th, 2010

Роман Медный

Когда к нам придет ум

Прочитал "Нейромаркетинг" Арндта Трайндла*. Еще раз убедился, что у нас такая жопа с продажей одежды не потому что не умеют, а потому что просто принципиально не хотят.

К примеру, у нас почему-то уверены, что чем больше ассортимент, тем больше вероятность того, что посетитель превратится в покупателя. Бред полный. Если человек ищет что-то конкретное, он знает где это искать, а если забрел просто так, то ему важнее комфорт, чем ассортимент. А какой нахрен комфорт, если на одной вешалке висит по 20 единиц. Научно доказано, что больше четырех человек все равно не осилит.

Еще у нас очень любят оригинальность. К примеру, в магазинчике Солдатовой на Винзаводе бусы лежат в писуарах. Это оригинально, я вожу туда народ на экскурсию, но на моей памяти никто там ничего не покупал. Даже больше, я не помню вообще, чтобы кто-то в этом магазинчике деньги доставал, хотя все ходят и восхищаются. Потому что человек принципиально не может нацепить себе на шею бусы из писуара. В итоге такой хороший эмоциаональный бонус превращается в полнейший выхлоп.

Что там говорить о сопутствующих материалах! В лучшем случае абстрактные красивые картинки повесят. Хотя мне, к примеру, понравилось как в Руспублике прикрепляют к предметам фотографии с показов. Хоть какие-то поползновения. В французских универмагах, насколько я знаю, такое делается уже лет 20.

А вам какие-нибудь вопиющие пиздецы в оформлении магазинов встречались?

П.С. Это я так раздухарился, потому что Шагова пишет книгу про мерчендайзинг, а я ее буду редактировать.
____________
* тоже мне маркетолог. Запоминающийся псевдоним придумать не смог. А если я его латиницей в гугле искать стану - я ж вообще с ума сойду!
Роман Медный

Дела житейские

Решили мы умершей пять лет назад прабабушке поставить памятник. Всей семьей скинулись в специально учрежденный для этого фонд. Бабушка Зина специально для этой почетной миссии приехала в Донецк.

Сначала сходили на кладбище. Это вам не волковское в питере, где в тени деревьв можно гулять в самый жаркий день и наслаждаться прохладой – тут все жестко. Солнце жарит так, что никакие деревца-саженцы на этом поле не принимаются. Только трава прет и давит все попытки разбить хоть какие-то клумбочки. Как было это место диким полем, так до сих пор н смирилось с участью самого густонаселенного региона СНГ.

Невыносимая жара делает лица всех посетителей этого кладбища скорбными. Мы тоже приобщились к всеобещму страданию и поехали в магазин за памятником.

Подвальное прохладное помещение с легким запахом из смеси прелости и хвои радовало так, что у матери невольно вырвалось «Как же у вас тут хорошо!» Консультанты смущенно заулыбались.

Презентацию начали с хита сезона – пластиковых памятников. Помните советские пластмассы из которых делали электроприборы? Такой тяжеленный монолит. Вот приблизительно такой материал. Практически вечный, стойкий к погодным воздействиям. К тому же экологичный, потому что делается из вторсырья. Ага, гринпис теперь знает, как увековечивать своих покойников. Правда цвет отвратительный. «Все краски свалки» – так я его назвал.

Дальше классика – прессованный гранит. С возможностью высечения портретов. «Вы не смотрите, что они такие скучные, - предостерег нас консультант. – Когда фотографию вставим, они по-другому заиграют».

Тут уже включилась бабушка Зина. «Нет, фото не надо, а то на тех, что есть, она как алкашка выглядит, а она же не пила вообще».

Потом на принесли каталог плитки и даже предложили выбрать столик и лавочку. Лавочка под цвет плитки. Все лаконично и элегантно. Сочетания называются по именам итальянских дизайнеров.

Все это смонтировали за три дня, я сфотографировал и отправил на мыло тёте. Она сейчас на курорте. Вот в каком еще контексте полученная по почте фотка могилы могла кого-то обрадовать? И ведь не готы – обычная семья.

П.С. Пока фотографировал, папа мерил ступнями вымощенную площадку и вслух прикидывал, кого еще из родственников здесь можно похоронить.