May 13th, 2010

Роман Медный

Минск

Минск оставляет тяжелое впечатление. Кому постарше он напоминает города детства, а мне было немного жутковато от этой утопичной безжизненности, от вылизанности столицы самого варварского (с точки зрения права) государства Европы. Видя уровень развития среднего и малого бизнеса, я представляю уровень коррупции за этими пафосными фасадами. Даже не знаю, как они до сих пор терпят Лукашенко. Надеюсь, ему недолго осталось.

Ну и несколько фоточек с комментариями.
101.86 КБ
119.37 КБ
Батька дружит с осью зла и интернациональные сношения здесь не редкость. На что рассчитывают девушки - непонятно. В мусульманских странах их дети будут людьми второго сорта, а здесь их до конца жизни будут называть чурками и черножопыми.
131.12 КБ
Эстетика быта в Минске на очень низком уровне и этот газ постоянно прорывается на поверхность в виде альтернативных версий рекламы известных брендов, украшающих веранду кафе. Чуть дальше - реклама Лакост с портретом Валерии. Голая Мила Йовович рекламирует Диор.
120.91 КБ
Это я просто погонял голубей. Без лишнего пафоса.
183.36 КБ
Белорусы, наверное, еще большие русские, чем русские по части бытового абсурда. У национальной валюты нет монеток, поэтому в фонтаны они бросают купюры. И фальши здесь, судя по количеству купюр, никто не чувствует.
Для справки - японцы в таких случая купюры жгли. Там элегантность в крови.
197.49 КБ
Почему-то в городских водоемах селезней больше чем уток. Селезни образуют даже селезиные семьи - я видел с какой любовью они друг на друга смотрят. Вот это единственная гетеросексуальная утиная пара, которую я встретил. Хотел их погладить, пока они спали на газоне.
119.21 КБ
Напротив головного офиса Херокса сушится белье.
107.93 КБ
Но власти здесь причиняют добро.
Роман Медный

Неожиданно

Мне тут одногруппница сообщила, что умерла Лилия Степановна Дмитриева.

Это мой препдаватель по теории литературы. Один из самых лучших педагогов, с которыми мне доводилось работать. Она всегда хорошо выглядела и отличие от дам ее возраста, законсервированных в Красной Москве и Шанели,пользовалась только самыми модными духами. Запах, по ее мнению, был новой сферой эстетики. Самой молодой. Тем более неожиданной кажется ее смерть. Казалось, она еще лет 30 будет работать.

Лилия Степановна обладала поразительным умением чувствовать студента, понимать его. Она не требовала точных формулировок, но при этом уже по первым фразам безошибочно определяла, насколько усвоен материал.

Я сдавал ей два экзамена.
Второй уже на 4-м курсе, когда жил между Питером и Донецком. Мне выпал Петербург Достоевского. Я начал говорить, говорил долго, минут 20. Монотонно и уверенно. Она слушала, глядя в сторону, потом повернулась и сказала:
- А все-таки журналистика вас испортила...

Любимчиков у нее не было.

Поразительно, что при всей строгости и требовательности на студенческих форумах практически невозможно найти отрицательных отзывов студентов. Другим же преподавателям они пермывают кости дай боже.