April 29th, 2010

Роман Медный

Есть что вспомнить, но лучше не надо

В контакте меня нашел «друг детства». Так я называю группу товарищей, с которыми меня свела судьба пожить в одном общежитии.
Тогда еще, семилетнему ребенку мне папа объяснил теорию ситуативных групп. Я до сих пор ее использую на тренингах для объяснения некоторых понятий дресс-кода.
Так вот, тогда эта теория помогла мне не разложиться во всеобщей разрухе, а наметить себе цель, пусть абстрактную, но достижимую, и идти к ней. Не привязываться вот к этому окружению, потому что оно уже есть. И так всю жизнь я шел, не привязываясь ни к одноклассникам, ни к одногруппникам, ни к сотрудникам. Только к тем, кого я выбрал сам, вне зависимости от того, какие у нас связи. Если я чувствовал, что человек мне морально необходим, я вырывал его из всех ситуативных групп и делал своим.
Путь был нелегким, но единственными людьми, которые меня на нем поддерживали постоянно, даже когда я подскальзывался и падал, были мои родители. Те же «друзья детства» сначала награждали презрением за излишнюю мечтательность, а потом просто покрылись зеленой завистью и стали старательно находить меня в контакте, передавать приветы, узнавать как дела. Хотя большая часть из них не видели меня лет 10 минимум.
И вот сегодня очередной друг детства пишет, что надо бы собраться всем двором, ведь столько воспоминаний вместе пережито. Каких воспоминаний? Как лупили Ростика до полусмерти, до разрыва селезенки? Как вставляли котам в задницу петарды? Сбрасывали друг друга с дерева?

Спасибо, но нет. Эти воспоминания – последнее место, где я хотел бы снова оказаться.

А у вас как с друзьями детства?