April 12th, 2010

Роман Медный

Ровестники

В поезде сразу же завалился спать. Проснулся в районе восьми вечера. Очень хотелось чая. Проводницы на месте не было.

- Да ее вообще, как тронулись, нет, - сказали мне соседи по купе.
Я пошел в вагон-ресторан.
- Цены в меню умножайте на семь, - дает мне черную залапанную папку официантка.
- Дайте чаю и какую-нибудь шоколадку.
- Мы не отпускаем чай!
- Почему?
- Чай у проводников.
- Но проводников нет на месте.
- Ничего не знаю, ищите, разбирайтесь. У них есть план по чаю, почему я им его перебивать буду!
- Разбираться? Дайте тогда жалобную книгу, оставлю автограф, и пойду разбираться. И заодно несите регламент, где у вас написано, что вы чай не отпускаете.
- Жалобная книга у проводника.
- Нет, у вас своя должна быть. Кстати, как найти начальника поезда?
- В вагонах.
- Блин! Вы сами хоть соображаете, что несете!
- Молодой человек, поезд есть поезд.

И тут включаю лектора:

- Понимаете ли, поезд является частью коммерческой организации, цель которой – зарабатывать деньги, а…
- Ладно! Я отпущу вам чай! Но шоколадок у нас нет, - сдается она под давлением моего занудства.
- Т.е. я так понимаю, вот та торговля за соседним столиком ведется по собственной инициативе? Ну-ну… Чай!

Чай принесли, так противно было его пить. Я долго смотрел на его гладь, пытаясь различить там плевочки, но гладь только взялась перламутровой пленочкой, которая в наших краях считается приметой качества чая. Мерзко было от того, что пришлось спросонья качать свои права. Почему в этой стране за банальный чай с пакетиком приходиться бороться как советское время за право на свободу мысли и совести!

И знаете, что самое мерзкое в этой истории? То, что официантка – моя ровесница. Т.е. надежды на то, что уйдет старое поколение, а придет новое, со свежими мозгами, не оправдывается.