October 31st, 2009

Роман Медный

Нечитабельный пост

Так как на выходных жж всё равно никто не читает, напишу что-нибудь умное и самому себе приятное.

Не могу дочитать Рёскина "Лекции об искусстве". Всего 320 страничек (но там формат карманный и буквы огромные), но столько морализаторства, что подташнивать начинает. Уверен, студенты его ненавидели и считали мудаком.

Причем мудачество там не мощное, а... даже не знаю как передать это ощущение. Вот когда смотришь очень старые фантастические фильмы, где создатели придумали, будто у человека будущего будет неудобная серебристая одежда и какие-то антенки на голове. Смотришь и поражаешься наивности - люди верили, что они же сами станут терпеливее, трудолюбивее и аккуратнее.

Вот и с Рёскиным та же херь. Рассуждает несколько десятков страниц о том, какие чувства высокие, а какие низкие, соответственное, какие достойны отображения, а какие - нет. Но искусство потом возьми и пойди по другому пути, задавшись вопросом не что, а как. Человек ведь существо несложное, гамму чувств выработали очень быстро. А вот средства их выражения. В итоге имеем главный вопрос не "Что есть любовь?", а "Можно ли стихи о любви писать дерьмом на купюрах?".

100 лет эту книжку не переиздавали и зачем решились сейчас... Был у меня похожий преподаватель. Видимо, для таких, как он. Чтобы нудить студентов не в холостую, а с отсылками к авторитетным источникам.
Роман Медный

Раз никто не видит, еще и песенкой похвастаюсь


Целый день слушаю эту песню. Поразительный, как мне кажется, образец чистой украинской лирики. И еще одно подтверждение моего тезиса о том, что чистый украинский русскоговорящему понятен слабовато все-таки. Для украинонеговорящих переведу

Что здесь осталось под контролем?
Только не ты, только не ты!
Время прекратить обмениваться болью,
Прощай, удачи!

Через тысячу лет и бесконечное количество ночей
Нам будет не хватать беседы,
Я оставила монету в океане твоих глаз,
Я вернусь за ней… обязательно.

Что здесь осталось под контролем?
Только не ты, только не я!
Наши сигналы ослабли и остыли,
Ты погаси для меня свой маяк.

Через тысячу лет и бесконечное количество ночей
Нам будет не хватать беседы,
Я оставила монету в океане твоих глаз,
Я вернусь за ней… обязательно.

В бурях моря слёз
Я молюсь, преодолевая мили,
Чтобы ты нашел мое письмо,
Заблудившиеся где-то в радиоволнах.

Через тысячу лет и бесконечное количество ночей
Нам будет не хватать беседы,
Я оставила монету в океане твоих глаз,
Я вернусь за ней обязательно.
Роман Медный

Ну рас флента зависла...

Протолкну еще одним постом, который тоже можно не читать, потому что вряд ли вы знаете кто такой Освальд Шпенглер и вероятность того, что вас о нем кто-то еще спросит равна нулю.

Перечитываю Шпенглера! Он все-таки гениален! Примерю еще раз его на отечественную действительность.

У лингвистов есть тория, что праязык можно реконструировать по лепету младенцев. Теория откровенно слабая, но вот в применении к культуре у Шпенглера она приобретает новое звучание. У него человек западный в процессе индивидуального развития проходит те же стадии, что и культура, к которой он принадлежит. Шпенглер называет западную культуру Фаустовской. Очень меткое, как мне кажется, название.

Так вот, человек западный в детстве грезит готикой, потом проходит стадию эгоцентризма, потом очаровывается романтизмом, на определенном этапе верит во всесильность науки. Правда у Шпенглера еще непонятно кто кого важнее, потому что культуры у него как живые организмы.

У Шпенглера все меряется семидесятилетними отрезками человеческой жизни. Историю России он знал плохо, но она наверняка впечатлила бы его привязанностью к конкретным жизненным отрезкам правителей. И даже когда правители умирали, их линию продолжали наследники. Так гармонично увели в маразм из маразма возникшие реформы Петра, так окончательно додавил выведенный дедом из крепостничества народ Николай, так в путче захлебнулся из путча возникший Союз... И сейчас мы видим, как линия продолжается, линия продолжается.

Так вот, смотрю на развитие Новой России и понимаю, что она, как ребенок, переживает какую-то общероссийскую судьбу. В 90-е годы мы пережили смутные времена, когда непонятно, кого бояться (сейчас, слава богу, ясность полная), потом пришли к абсолютизму, ну а на подходе - очередная революция. Скорее всего бархатная - с отравлениями, расстрелами приближенных. В общем, в интересное время живем, господа!