November 27th, 2008

Роман Медный

Если не литературу, то книгоиздательство кризис задел точно

Бежит женщина между рядов с книгами и кричит «В первый раз живую Хиросиму увидела!» В литературном кафе выступает Ирина Хакамада. Выставка Non/fictions. Ноябрь 2008.

Я люблю Хакамаду, но тут мне было ее просто жалко. Собрались вокруг кучкой те, кто в свое время удачно спрятались от жизни за литературой, а от критики за гениальностью и обсуждают, что Хакамада – это зло. Селебрити в литературе.

Ошибкой Ирины была вторая книга, претендующая на художественность. Не нужно было этого. Не стоило. Писала бы и дальше мемуары – цены б ей не было, а теперь получается вот так :( Странно, что она попалась в эту ловушку, поддалась соблазну выпустить книгу на имени, а не на качестве.

А, собственно, о самой выставке. В прошлом году народу было определенно больше. А книги, кажется, те же самые. «Радуют» новинками только современные авторы. Стенды же, у которых я задерживался дольше всего, такие же, как и в прошлом году.

Много на что положил глаз. Потом закажу через интернет, потому что цены ну просто запредельные. И все округляют.

В общем, по ходу знакомства с глозоположенной литературой буду отчитываться.

По гостям фестиваля. Почему-то слоган «горячие финские книги» резанул все органы восприятия. И даже цвет – зеленый. Совсем не порадовал. Кто им это подсказал?.. Выставка же финских комиксов просто шокировала. Страшнее финских комиксов могут быть только советские детективы о жизни западных спецслужб.
Роман Медный

У вас такое было?

Чувствую себя последней мразью, но если не поступлю так, то сделаю гадость еще большую и еще более липкую.

Как же плохо, что в человеке уживаются такие разные чувства как любовь и дружба. Даже так - как же плохо, что во мне ужились такие разные чувства к двум разным людям.

Мне не нужно ничего, кроме поддержки. Я плюшевый мишка, пытающийся самостоятельно поменять набивку.