October 31st, 2008

Роман Медный

О Фриде, смерти и рекламе

Как выяснилось, не все даже знают о существовании моей любимой художницы. Но рассказывать о ней в 20-й раз не стану, а просто поделюсь мыслями о том, какое место смерть занимает в творчестве Фриды и… рекламе.

Меня постоянно шокировали улыбающиеся звери на банках тушенки. Реклама «Нашей рябы», где женщина покупает живую курицу в супермаркете и неимоверно этому рада. Я помню, что в детстве мы как-то купили живого петуха на убой, но это было ужасно. Все в слезах и крови. Правда съели.

Ну а чего лукавить. Все мы едим мясо. Без этого нельзя. Но почему мы так спокойно относимся к тому, что ради этого кому-то приходится умирать? В книжке, которую я уже рекламировал тут (блин! Ну почему ее не переиздают!) нашел версию о том, что это в нас живут языческие корни праотцов, которые воспринимали гибель животного не как смерть, а как перерождение, ведь теперь животное станет частью более сложного существа. И учение о тонких материях этому не противоречит – душа коровы теперь становится частью души человека и, соответственно, обретает больше, если можно так выразиться, полномочий.

Первое время меня шокировали картины Фриды. И теперь я понимаю, почему – в них во всех изображена смерть. Точнее не смерть, а процесс перехода в какое-то новое, высшее состояние. И Кало, всю жизнь страдавшая, как никто понимала светлую, избавляющую роль смерти. Вегетарианцы стоят в тупике. Они не дают энергии циркулировать так, как это было устроено природой.
Это может шокировать, но вдумайтесь, посмотрите внутрь себя.