October 20th, 2008

Роман Медный

Дети-Секс-Гестапо

Поразительно, но на мой вопрос о том, добавляет ли она в детскую одежду секс, Аня ответила утвердительно и не задумываясь. Потом мне пришлось все же уточнить, что я подразумеваю под сексом в одежде, но даже после этого она признала, что создаваемая ей детская одежда не лишена эротизма. Многочисленные нефункциональные подвязки на панталончиках, шнурочки на выходных платьях, спадающие бретельки и кружевные болеро всё это делается с явным сексуальным подтекстом.
Она говорит, что дети стремятся к этому подражая взрослым, а родители не видят в этом стремлении ничего предосудительного и с каждым годом детская мода становится всё более сексуальной.
Уже сейчас можно заметить на девичьих платьицах орнаменты и крой, имитирующие грудь.
У Ани своя швейная фабрика в Смоленской области и ее модели продаются в нескольких десятков магазинов Москвы. Вот так-то. Путь к успеху в детской моде тоже лежит через секс.

А вообще она очень интересный человек. Шопоголик, скупающий похожие друг на друга модели, при этом надевающий каждую вещь не более трех раз. Мы с ней ходили в музей ВОВ в парке Победы. Поразительный музей. Огромное монументальное здание. На первом этаже потолок увешан золочеными цепочками и они визуально делают пространство бесконечно высоким, как будто художник растушевал линию потолка, просто огромный зал славы с поражающей анатомизмом скульптурой воина в центре (у него через одежду четко проступает нижняя часть ребер, прекрасно видно строение колена и под мышкой мышцы сходятся как надо – автор знал толк в фетишах). А еще очень хорошая коллекция немецкой формы. Она была по качеству намного лучше русской, даже генеральской. При этом куртки заканчивались на уровне пупка и были серьезно приталены. Иногда кажется, что они даже ходили в корсетах. Очень интересный силуэт. При этом для меня человек в немецкой форме – олицетворение мужественности. Иногда кажется, что они вытесаны из камня, в отличие от бесформенно-хлебных русских солдат.