March 30th, 2008

Роман Медный

Почему я так не люблю КВНщиков

Ищем ведущего и периодически сватают нам КВНщиков, приговаривая «уж эти-то молчать в кадре не будут, всегда найдутся, что сказать». А меня от этих развеселых красавцев ну просто иногда воротит.

А есть у меня такая вредная привычка – разбираться в причинах своего отвращения. Привычка редкая в наше время, поэтому культивирую её старательно.

И понял я, что в КВНщиках меня раздражает то, что я так ценю в других – юмор. Но юмор КВН иного рода. Особенно юмор провинциального КВН. В нем ум не участвуют, в нем главное, чтобы было смешно, а за просто смешно никакого смысла нет, поэтому этот юмор может порадовать, но он проходит моментально. А если учесть, что у донецких КВНщиков нет иного стиля, как хохмить – ситуация вообще катастрофическая.

Посмотрите финалы КВН 15-летней давности. Иногда от них не смешно совсем. И дело не в том, что вкус к юмору поменялся, а в том, что и тогда этот юмор не имел вкуса, а служил лишь временным наполнителем мозга.
Роман Медный

Сходили мы с мамой в театр

Мама говорит, что лучший артист – Дмитрий Певцов, потому что хоть и вышел в тумане, но протрезвел за рулем. Ровно стал и отработал положенные 4 песни.

Экспрессии же Гоши Куценко на заявленные 4 песни не хватило. Вышел он шатаясь от вдохновения, отгнусавил, забывая текст и отпуская шутки на тему того, что волнуется. Мама спросила, а это так надо на сцене одеваться, чтобы было непонятно, то ли это сценическая задумка, то ли вышел в чем пришел? «Певица-не певица, а колготки надень!» - сказала как-то моя мама по поводу Виктории Дайнеко. Сюда этот принцип применим на 100%.

Ирина Апексимова была в длинном черном платье. Т.е. понятно, что пришла она не в нем, потому что не дошла ба просто. На сцене споткнулась 2 раза, показав, что платье надето поверх пыльных сапог. Но ей можно всё простить, потому что сначала сорвалась фонограмма одной песни и пришлось начинать заново, а фонограмма второй и вовсе не нашлась и Апексимовой пришлось петь под ритмичные хлопки зала. Сделала она это отлично, зал порвала по швам. За кулисами тоже встрепенулись: выползли Смехов с Ефремовым, помахали крыльями. Хорошо хоть водки не вынесли выпить за такой успех.

Ефремов был настолько взволнован, что всё никак не мог синхронизироваться с гитарой (в его же руках), забывал текст и промахивался мимо микрофона.

Смехов артист с опытом, поэтому сколько и чего он наволновал было незаметно. Рассказал пару забавных историй о Высоцком, прочитал письмо Высоцкого и Золотухина, несколько стихотворений. Причем последнее прочитал так хорошо, что закралось подозрение – неужели не пил?

Открывала концерт Екатерина Гусева. Ну эта молодец, проявила стойкость. Запустили не ту фонограмму, но она всё равно спела. Потом спела уже под ту фонограмму, а потом просто вынесла мне мозг: «Нас просили спеть и свои песни. Я не пою эту песню очень давно, уже лет пять. А когда-то пела её каждый день. Ария Кати из Норд-Оста». Я не помню, то ли центр захватили не в её смену, то ли она была из тех артистов, что успели выпрыгнуть из окна гримерки, то ли перенесла весь ужас со всеми, но в любом случае – это создало необычайны флер вокруг её образа. Пела она так отлично, что мне иногда казалось, что я слышу ее голос поверх микрофона. Это было великолепно.

А перед этим начало задерживали, не пуская зрителей в зал. Я ходил по вестибюлю и пытался прикинуть, сколько стоят билеты. Судя по количеству блядей – билеты были очень дорогие.

А еще за три часа была прессуха. И в этом главная ошибка организаторов. Если бы прессуха была непосредственно перед, то артисты бы успели протрезветь. Если бы еще раньше, то поспать, а так им оставалось только догоняться.